ПравилаF.A.Q.СюжетГостеваяВнешностиРоли (сказки)НужныеШаблон анкетыОбъявленияХронологияАльманах
Максимус, Генри Миллс, Пасхальный Кролик, Одиль, Герда, Ханс

10.05.2018 - Север переходит в режим камерки, не закрывается и не прекращает существовать, но берёт творческий отпуск. Помните, зима близко!

jeffersonelsa

Once Upon A Time: The magic of the North

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Зачарованный Лес » Я беру твоё лучшее


Я беру твоё лучшее

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название истории: Я беру твоё лучшее
Герои: Леонхарт и Линда
Время и место сказочного действа: где-то в Зачарованном лесу
Предисловие: коротко о влиянии выходок второй половины на тихий нрав и борьбу с тиранией.

0

2

В этот раз даже не хотелось открывать глаза - тогда Леонхарту бы пришлось оценивать, насколько в их ситуации всё плохо и что может случиться ещё, когда всё идёт не по плану. Проклятый мелкий гадёныш, этот брауни, чтоб его, никак не учитывался в его расчетах, да и невозможно было предугадать то, о существовании чего в Сторибруке он не подозревал даже? Откуда только Спасительница приволокла-то его?
Отвратительно, безумно, невероятно - едва ли не идеальный план с треском провалился из-за какой-то чепухи, заставив отказаться от изначального замысла и срочно использовать запасной, чтобы исчезнуть из города, где их бы все герои вместе линчевали за безобидную попытку вывернуть пространство, использовав для этого детей. Умирать Леонхарт не собирался, жертвовать собой - тоже, бросать брата и жену - снова не собирался.
И за это он был вынужден поплатиться и расстаться с идеальным планом, чтобы унести ноги, забрать всех и выкинуть в один из открывшихся миров, откуда их уже никакие Злая Королева и Спасительница с их брауни и королевской конницей и остальными сочувствовавшими не достали бы.
Несколько бросков по мирам требует невероятное количество сил, которые Леонхарт беспардонно вытягивал из Кашнура, раз уж он втянул их в эту историю, а его убогие циркачи едва не подвели их под черту. Всё из-за Марджаны, которая оказалась слишком самонадеянной, например, а эти детишки снова злодействовали и раскаивались одновременно.
Колдун почувствовал, что под ногами, наконец-то, пространство не ходит ходуном, земля перестала вращаться, меняясь местами с небом, топью и бездной - ощущение было таким, будто бы его отжали, как отжимала стиральная машинка белье, а потом ещё несколько раз хорошенько поколотили и снова выкрутили. Он чувствовал себя совершенно опустошенным и уставшим - после такого ему придется долго восстанавливать собственные силы, потому что их сейчас не хватило бы даже на элементарное перемещение на какие-то несколько метров правее или левее. Кашнур мог катиться ко всем своим пустынным демонам, ближайшее пару дней его видеть он не хотел, хотя больше прикидывался и страдал обиженной примадонной - было бы правдой, так не тащил за собой, бросил бы в Сторибруке, как бросил всех его уродцев.
Глаза он всё ещё не раскрывал, но ладонью нащупал мягкую траву, где-то неподалёку журчал ручей, а судя по тому, что ещё и припекало, солнце светило усердно. Шевелиться при этом всё ещё не хотелось - он не был уверен, что у него не раздроблены все кости и что ничего не вывихнуто, что вся мышечная ткань в целости и сохранности. Ему досталось ощутимо больше остальных, потому что именно он протаскивал всю свою странную, но всё равно семью из мира без магии обратно в Зачарованный лес.
- Линда, ты как? - усилием воли он разлепил губы в мигом застывшей на солнце корке из крови, с отвращением почувствовал её солоноватый вкус и брезгливо сплюнул в сторону, приподнимаясь на локте. Лучше было пока полежать и подождать, пока хотя бы немного не восстановится организм сам, хотя безумно хотелось пить; звук ручейка звучал как тягчайшая пытка.

+1

3

В каком-то смысле ей повезло больше всех. Ей не пришлось ничего делать, у неё нечего было брать, и всё, что могла Линда - это вцепиться в руку Леона и ни за что не отпускать. На какое-то время этого хватило, а потом везение закончилось: пальцы разжались, проносящиеся перед глазами звёзды вспыхнули так ярко, что она закричала от иллюзорного жара, и бегство в никуда наконец оборвалось.
Сильный удар оглушил её, и Линда не сразу поняла, что произошло. А ведь всего-то упала ничком с высоты собственного роста, не покалечилась, не ушиблась даже, а больше испугалась неизвестно чего. Под ногти, которыми скребла мягкую землю в попытке отползти подальше от своего страха, набилась грязь, и травяной сок пятнами прилип к белым, ставшим куда как нежнее в Сторибруке рукам. Частое, рваное дыхание выравнивалось, и вот уже стук сердца почти вернулся к прежнему ритму, когда, подслеповато щурясь от яркого солнца, Линда решилась поднять голову. А, вовсе осмелев, осторожно села, опираясь на ствол ближайшего дерева, и огляделась вокруг.
Повезло, кажется, всем: никто не потерялся по дороге, никого не впечатало в скалу или дерево, не разнесло клочья или в щепки, включая многовековые дубы. Хрипло дышащий муж вновь щеголял белыми волосами. Они текли по плечам, по причудливому колдовскому одеянию, по зелёной траве под его головой, багровели у рта и вновь и вновь убеждали Линду, что они оказались не где-нибудь, а именно в Зачарованному лесу. Не сказать, чтобы фрау Корб была очень этому рада, и причиной всему были кеды. Обыкновенные тряпичные кеды с ярким цветочным узором, белой полиуретановой подошвой и шершавыми шнурками, приятно щекочущими ладонь. К ним стоило бы добавить ещё джаз и кофе, но именно обувь занимала лидирующую позицию в списке внезапно нахлынувших сожалений о мире без магии. Теперь ей предстояло вернуться к жёстким ботинкам, крепким и добротным. Более того, они уже красовались на её ногах как зримое доказательство многочисленных преимуществ брака с колдуном - а иначе быть ей босиком, верно? Только внутри что-то гадкое нашёптывало: “Это из-за него ты здесь оказалась, это он во всём виноват”, и осторожный оптимизм Линды подтаивал, как забытое под солнцем мороженое.
- Тихо, тихо… - Она хотела подойти, но стоило только попытаться выпрямиться, как нещадно закружилась голова и задрожали ослабевшие ноги. Линда проехала спиной по стволу дерева и, мысленно махнув на всё рукой, на четвереньках подползла к Леону. - Я… нормально.
Легко, ласково касаясь перемазанного какой-то сажей и пылью лица, она осторожно и терпеливо стирала с него грязь, бессильную против совершенства будто бы выточенных из камня черт. Обеспокоившись, мазнула подушечкой пальца по покрытым кровавой коркой губам, попыталась убрать присохшую к подбородку багряную пыль, но потерпела поражение. Линда покачала головой, досадуя, и погладила Леона по голове.
- С тобой всё хорошо? Что мне сделать?
Голос был тих, нежен и полон заботы, но пересохшие, обмётанные белой коркой, приоткрытые в тревожном ожидании губы Линды не улыбались. Она была рада верить, что муж в относительном порядке, рада была говорить с ним, рада была бы помочь ему, но остальное отнюдь не вызывало в ней радости.

+1

4

Где-то на задворках сознания прогарцевала горделивая мысль о том, что ему удалось кое-что из очень сложной магии, которая не давалась легко и Темному с его неисчерпаемым запасом сил. Появилась и исчезла под натиском дикой головной боли и ощущением опустошенности – Леонхарт потратил весь свой магический резерв на битву и перемещение, так что теперь, в лучшем случае несколько часов, в худшем – навсегда, остался без магии. Эта мысль заставила его зло покривиться, и запекшаяся на губах кровавая корка снова треснула, во рту разлился солоновато-железистый привкус крови. Погано. Он злорадно понадеялся, что братцу сейчас тоже очень и очень хорошо и тоскливо без той твари, которую он в себя впихнул из очередной жалости к уродцам и жадности до всего, что бесхозно лежит под ногами.
Мир он пока видел общими очертаниями, зыбкими и туманными, потому что перед глазами всё плыло и троилось, но различить жену он сумел. Только не сумел понять, которая из тех трёх, которых он видел, настоящая, на миг ему показалось, что они все настоящие, и где-то внутри всё предательски сжалось – к трём женам он явно не был готов, это же у Кашнура дома так принято, а он и с одной не знает, что делать. Он знал, что она нужна, нужна определенная и поэтому усердно искал, знал, что нужен наследник, но всё остальное – чистый лист. Всё остальное ему никто не объяснил, а примеры в их семье были, мягко говоря, неудачными для подражания.
И всё же, все три жены, какая бы из них не была настоящей, только что осели на землю после попытки встать, но крови и ран он не увидел – уже хорошо.
- Хорошо, – он лег обратно на спину и несколько секунд не шевелился, ожидая, когда мир вокруг обретет более определенные очертания и перестанет вращаться, из-за чего его уже порывало вывернуться наизнанку самому. Потом он, кажется, потерял сознание снова, но ненадолго, а когда он очнулся, солнце всё так же палило, но его загораживала Линда, как-то успевшая до него добраться и теперь стиравшая с него пыль и кровь. - Точно нормально? Ребёнок? – колдун перехватил руку швеи и попытался сосредоточиться – в этот раз вышло лучше, он хотя бы смог избавиться от лишних двойников перед глазами и осознать, что на  Линде снова платье с широкой юбкой и шнуровкой, вместо молний, но без корсета и куда более дорогое, чем те, в которых она ходила раньше. Видимо, его подсознание успело сконструировать этот костюм где-то в процессе перемещения, учитывая и статус, и особое положение, при котором не стоило ничего утягивать и сдавливать. Вероятно, он мог теперь произвести фурор в мире моды Зачарованного леса. - Я немного приду в себя и… Пить, я очень хочу пить, но ты не ходи сама к ручью. Ты, кажется, слаба ещё сама, а я не знаю, насколько там безопасно, а я сейчас на ноги встать не могу и даже перенести нас, наверное, домой не смогу.
Среди той правды, которую он говорил сейчас, опять был изъян – у него был план и на этот случай, потому что это было логично, элементарно предполагалось и предугадывалось. Здесь могли быть какие-то герои, если их закинуло в ту часть мира, которую не уволокло Заклятье Реджины, здесь могли быть огры или просто разбойники, духи, отвратительные феи, в конце концов, которые всегда были редкостными стервами, а узнай они колдуна и что женщина носит его ребёнка… Теоретически, они не добивают слабых, но практически, лишившись железной руки Голубой феи, они могли здесь превратиться во что угодно, даже представлять не хотелось. Но на эти случаи у него был план и было кольцо, которое он как-то приметил у Кашнура и забрал, потому что тому оно не казалось интересным. Кольцо сначала радовало его неимоверно, а потом он понял подвох – оно не делало ничего из того, чего требовала его душа, а требовала она коварных планов и кровавых вишен.
Вишня бы сейчас его могла быстрее восстановить, но для этого нужно было как-то попасть домой. Леонхарт где-то в размышлениях снова отключился, не заметив этого, а потом вздрогнул и очнулся, щурясь и силясь разобраться, где он и сколько времени прошло.
- В следующий раз нужно перебрасывать нас сразу домой, – он криво усмехнулся, но не представлял, будет ли у него следующий раз. Хотя учитывая то, как кидало Сторибрук туда-обратно из-за всех этих женских разборок, завтра можно было снова проснуться в ателье. Леонхарт глухо застонал – у него был такой прекрасный план, как прекратить эту чехарду из заклятий и вырваться из аквариума, а они всё испортили.

0


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Зачарованный Лес » Я беру твоё лучшее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC