ПравилаF.A.Q.СюжетГостеваяВнешностиРоли (сказки)НужныеШаблон анкетыОбъявленияХронологияАльманах
Максимус, Генри Миллс, Пасхальный Кролик, Одиль, Герда, Ханс

07.12.2017 - официально объявляем о начале празднования третьего дня рождения Севера! Ура!

jeffersonelsa

Once Upon A Time: The magic of the North

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Дорога в прошлое » Найти стог сена в иголке


Найти стог сена в иголке

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


[http://trikky.ru/wp-content/blogs.dir/1/files/2016/06/3976639-500x166.png
Название истории:
Найти стог сена в иголке
Герои:
Belle, Alice Liddell
Время и место сказочного действа:
Сторибрук, таймлайн 2 сезона, команда спасения ещё в Неверлэнде
Предисловие:
Как найти двух чужаков в маленьком заштатном городишке, где все друг друга знают?

+1

2

«Этот город больше, чем кажется,» — как-то сказала мадам мэр Эмме Свон, и в действительности оно так и было.
В Сторибруке двадцать восемь лет не могли найти родственников Дэвида Нолана, а та, что считалась женой его, не могла разыскать мужа. А сама Белль? Вспомнить страшно, что все эти годы девушка провела запертой в камере, а мистер Голд считал её погибшей даже после того, как память о прошлом вернулась к нему.
И, казалось, когда всё наладилось, беда грянула новая — Генри похитили. Неизвестно, как Грег и Тамара смогли выйти на Бейлфайра, но именно сын Румпеля и стал той связующей нитью, что привела их в Сторибрук. Они хотели уничтожить магию, и Красавица никак в тол не могла взять, почему. За городской чертой простирался мир, где магия — сказки.
Побывав в этом мире секунды, Белль потеряла память. Потеряла саму себя: Лейси Френч была совершенно другой, и её в Румпельштильцхене его тьма привлекала — отнюдь не добро и любовь, от которых мужчина многие годы надеялся спрятаться.

Наконец найдя своего сына и вернув любимой женщине её воспоминания, Румпель мог получить свой счастливый конец, но вмешалась судьба: Нил погиб, по всей вероятности, а Генри — в опасности. Нужно было спасти его. Белль, вне всяких сомнений, готова была ступить на борт «Весёлого Роджера», но мистер Голд не позволил ей этого.
Она боялась, что Румпельштильцхен не вернётся к ней. «Мальчик станет моей погибелью,» — ужас сковал девушку в то мгновение, когда с губ мужчины сорвались эти ужасные слова. Она не верила, вмиг обессилившими пальцами цепляясь за него, силясь запомнить каждое прикосновение, его тепло и поцелуи. Что, если впрямь они больше не встретятся? Белль запретила себе даже думать об этом, иначе с ума бы сошла от беспокойства. Сжав в ладони свиток с заклятьем, девушка взглядом проводила корабль, скользнувший в портал.

Ветер раздувал её волосы, а Белль всё смотрела на водную гладь, успокаиваясь. Смахнув слёзы тыльной стороной ладони, она пошла к феям, чтобы те помогли наложить заклинание, тем самым защитив город от непрошеных гостей. И все думали, что у них получилось, тогда как на самом деле в город успели проскользнуть чужаки. Румпельштильцхен, по-видимому, знал, кто стоит за всем этим, но времени расспросить его у девушки не было, да и она, по правде сказать, немного успокоилась, когда Сторибрук вновь был скрыт.
А уж когда Ариэль появилась на пороге антикварной лавки, протянув Белль ракушку с посланием от Румпеля, Красавица была так счастлива, что совершенно забыла о бдительности. Двое мужчин забрали шкатулку, а девушек оставили связанными в подсобке магазина. К счастью, когда девушка сняла браслет с руки Русалочки, вместо ног у неё возник хвост, и она сумела вывернуться из верёвок.

Шкатулку нужно было немедленно вернуть, дабы Ариэль отправилась в Неверленд и отдала её мистеру Голду, и лучше разделиться: мало ли, где они захотят спрятаться. Знать, зачем им понадобилась эта шкатулка, Белль не хотела подавно: в лавке Румпельштильцхена немало опасных артефактов — а если этот уничтожит Сторибрук? Она подвела мистера Голда, не успев наложить заклинание до приезда сюда чужаков, но это не должно повториться ни в коем случае. Договорившись разделиться, они с Ариэль отправились на поиски: она должна была проверить доки и склады на пристани, а Красавица — улицы города.
— Алиса! — зовёт Красавица, увидев спину хорошей приятельницы. Девушка хоть, конечно, и странная, но, без сомнения, очень хорошая. Она помогла ей когда-то, в больнице. Понимала сама ли как сильно? Белль была благодарна за помощь. — Алиса, ты не видела здесь... чужаков? Это двое мужчин, — не успев отдышаться как следует, быстро проговорила Красавица, догоняя девушку и легко коснувшись её предплечья. — Они украли одну очень ценную вещь, я должна найти и вернуть её, — немного переведя дух, она огляделась: незнакомцы должны быть где-то здесь.
Они успели проникнуть в город, но едва ли смогут покинуть его: ну уж нет.

Отредактировано Belle (2017-06-11 13:39:03)

+2

3

Алиса бежала вприпрыжку, хотя периодами пыталась сама себя образумить и призвать к приличному поведению: взрослой девушке никак не пристало скакать как маленькой девочке, она должна вышагивать степенно, не делать резких движений, быть грациозной и непринужденно заговаривать с знакомыми на улице про погоду и сорта цветов, которые лучше всего сажать в палисаднике, про работу мужей и учёбу детей. Алиса такое видела, когда ещё жила с родителями, когда выходила куда-то с мамой, но сама так и не научилась этим премудростям: постоянно путала, что сначала, а что потом, удивлялась, почему никто не спрашивает у цветов, нравится ли им палисадник, а у погоды, не устала ли она меняться или, наоборот, не меняться. А мужа и детей она даже не завела ещё, хотя для статуса, наверное, стоило озаботиться. Но хотели ли дети и муж быть? Непонятно.

Поэтому она скакала вприпрыжку по дорожке прижимая к себе сверток, перетянутый атласными лентами и разрисованный диковинными цветами и дверьми. Сначала там должны были быть звери, но вместо зверей появились двери, а прогонять их прочь было как-то неловко и стыдно. К дверям полагались окна, чтобы книжке, которая лежала внутри пергаментного свертка, было светло и хорошо видно во время путешествия. Алиса не знала, что ещё может потребоваться содержимому посылки, поэтому разрисовала обертку снаружи и внутри, чтобы не было скучно и страшно сидеть в пустоте, оставила только прямоугольное окошечко, в котором крупными круглыми буквами написала имя получателя и адрес.

В этот раз она отправляла сэру Элиоту не только книгу со слонятами, но и кое-какие медикаменты, а так же журнал с достижениями инженерной мысли с инструкциями, как сделать в домашних условиях, чтобы милый добрый рыцарь не грустил. И написала длинное-длинное письмо, в которое включила все те письма, которые она пыталась отправить, но не отправила разумно сочтя, что будет крайне невежливо оставить уже готовые отправиться в путешествие листы бумаги дома. Посылка выходила тяжелее, чем обычно, а почтальон так и не сменился с её последнего визита, но у Лидделл теперь была чудесная идея, как помочь в горести работнику почты, чтобы они могли доставлять письма во все миры.

- Достаточно просто пригласить на работу хотя бы парочку русалок, и можно будет доставлять корреспонденцию во все уголки и закоулки! - Алиса похлопала сама себе, не заметив, как со степенного шага от восторга снова перешла к бегу вприпрыжку. Она готовилась сказать проникновенную речь, а ещё представляла, что добрый друг, наконец-то, получит всё то, что она так бережно для него собирала, но никак не могла отправить. И она надеялась, что Элли понравится посылочка и что он её не забыл. - Ой! - Алиса остановилась, крутанулась на пятках и, наклонив голову набок, посмотрела на давнюю знакомую. - Здравствуй. Как твои дела? - она наклонила голову в другую сторону, слушая рассказ о чужаках, потом посмотрела на посылку, которую прижимала к груди. - Нет, не видела. А они чужаки? Почему ты так думаешь, что они чужаки? А что они украли?

+2

4

С какой стороны ни взгляни, дела Белль шли, в общем-то, скверно: Румпельштильцхен велел ей защитить Сторибрук, а она с тем позорно не справилась. Больше того — горевать было некогда, потому как незнакомцы успели создать проблему посерьёзнее. Конечно же, Красавица и представления иметь не могла, что находится в этой шкатулке, да и знать, если честно, не очень хотела.
Но шкатулка нужна была Румпелю. А если лишь от её содержимого и зависит теперь судьба Генри?
Она запретила себе думать о той страшной цене, какую мог заплатить мистер Голд за спасение внука: ничего нельзя сделать. Только ждать, покорившись судьбе, а в этом девушка определённо дала бы фору почти всем.
По счастью, никто больше почти тридцать лет не провёл взаперти, находясь совершенно без памяти. Как вообще могла Белль тогда вынести это? Она впрямь очень сильная духом.
Невозможно оспорить её героизм, хотя Красавица и не считала правильным мнить себя равной той же Белоснежке. Сейчас это всё, было, впрочем, не важно — нужно было сыскать чужаков. Возможно, большинство людей на месте Белль сочли бы Алису не самым лучшим сообщником в таком деле, как поиски, однако эта девушка, без сомнения, подмечала такое, что без неё никогда не заметили бы. Следы, как Шапка, она, пускай, и не читает, но ей ведь точно можно доверять.
Белль, естественно, помнит, как Алиса её поддержала когда-то. Как вовремя.
Помнит, кажется, даже вишнёво-пронзительный вкус пирога. — Небольшую шкатулку, — кажется, только в эту секунду девушка в самом деле задумалась  о том, для чего Румпельштильцхену эта шкатулка. В действительности, правда, угадать было вряд ли возможно: Белль любила мистера Голда всем сердцем, но понять же, к несчастью, могла не всегда. Так же, впрочем, бывает, у многих, и если у них впереди целая жизнь, то нестрашно.
Главное, чтобы Румпель вернулся живой. Чтоб спас Генри.
Прикусив губу, девушка несколько секунд смотрела вниз, как будто изучая очертания собственной обуви. — Мистер Голд передал мне послание с русалкой, где просил разыскать эту вещь в его лавке, — с одной стороны, Белль понимала, что нужно спешить, да вот только Алиса должна была точно знать, кого ищет. — Я уверена, что они не из Сторибрука. Да, пускай город немаленький, но эти парни говорили про что-то... из того мира, что за чертой города. И забрали шкатулку. Её нужно вернуть, — немного переведя дух, Белль почувствовала, что наконец в силах связать вместе и больше двух слов.
— Ты могла бы помочь мне найти их? Пожалуйста, — наверное, Красавице и в самом деле стоило прямиком идти к Красной Шапочке, но, с другой стороны, ничего мешает и ей рассказать всё, как было.
Лишней помощь Алисы уж точно не будет — в любом случае. — Может, стоит пойти поискать их где-то в доках? — говорят, Грег и Тамара именно там прятали то, чем пытали Реджину. Последней Белль, разумеется, сочувствовала куда меньше, чем, по своему же собственному мнению, должна была, но понять её, безусловно, нетрудно.
Прошлое, ко всему, потеряло значение.
Оставалось туманное будущее.

Отредактировано Belle (2017-08-29 20:45:49)

+1

5

Красть было ужасно плохо - это ещё мама говорила Алисе, а сомневаться в словах мамы было совершенно невозможно. Разве что самую малость и совсем не по такому поводу. С другой стороны, мистер Голд получал вещи в свою антикварную лавку такими причудливыми способами, что не всегда получалось разобраться, а воровство ли забрать что-то у него, когда это было твоё, а ты ему совершенно точно не дарил и не продавал ничего. Сложно.
Алиса покачалась с пятки на носок вперёд-назад рассматривая что-то около Белль и пытаясь определить, такого же цвета вокруг неё воздух, как был, или уже нет. Совершенно точно что-то видимо должно было меняться, когда человек то в своём, то не в своём уме.
- Чтобы что-то найти, нужно что-то потерять. Ты потеряла людей или шкатулку? Или все сразу? Или сразу ничего? - главное правильно понять, что ты потерял, иначе найдёшь совсем не то, что хотел. Алиса покачалась ещё (вперёд-назад, вперёд-назад), а потом кивнула с самым серьёзным и деловитым видом. - Я тебе конечно не помогу, но мы поищем твою пропажу, просто нужно посмотреть где-нибудь там, где все и лежит. Ты же знаешь, что все потерянные вещи лежат в одном месте, а все потерянные люди живут в одном доме?
Это было совершенно очевидно, по мнению Лидделл, правда это место могло быть совершенно где-нибудь угодно, хоть в доме напротив, хоть на другом конце мира, но разве же это важно? Чем ближе - тем ты дальше, чем ты дальше, тем, разумеется, ты ближе к цели.
- Ты неправильно ищешь, - девушка подняла наставительно указательный палец вверх и продолжила. - Ты пугаешь потеряшку, потому что очень пристально смотришь. Надо сделать вид, что ты вообще занята совсем другим, думать забыла о пропаже, а потом так аккуратненько, когда твоя шкатулка или те люди решат, что ты их вовсе не ищешь, обидятся от такого невнимания и станут маячить перед носом, продолжать воротить нос, чтобы потом вскользь увидеть и тут же сцапать, пока потеря не опомнилась и не убежала снова. Нужно думать, что ты уже никогда-никогда не найдёшь, просто брести куда-нибудь, куда тебя ноги сами поведут. Вот увидишь, тот час все найдётся. Так что пойдём куда-нибудь. А куда… Закрой глаза!
Она в полтора прыжка оказалась около Красавицы, прикрыла той глаза ладошками, а после положила их той на плечи и аккуратно раскрутила.
- А теперь не подглядывай, сделай шаг куда-нибудь, а только потом открой глаза! Так и решим, куда идти сначала!

+2

6

Детство и юность Белль прошли за чтением книг о героях, их жертвах и подвигах, и ничего другого девушка не желала так сильно, чем стать такой же. И казалось, на самом деле, что пало проклятье — и вот мистер Голд больше не будет чудовищем.
Он нашёл сына. Но потом всё снова рухнуло: похищение Генри, вторжение в Сторибрук.
А героиня из неё — Красавицы — весьма посредственная. На беду себе или на счастье, девушка не имела привычки сдаваться, а жизнь то и дело давала ей знак, что всё так и должно быть. Давала надежду, когда тьма вокруг всё сгущалась, сгущалась, порождая чудовищ и ужасы — и Белль не опускала рук.
Потому что была не одна.
— Ох, Алиса, боюсь, что всё сразу, — тяжело вздохнув, признала Красавица. Алиса обладала каким-то удивительным талантом проникать в суть вещей с поразительной лёгкостью, из-за чего казалась многим странной. Но Белль знала, что это не так.
Даже если не знала — то чувствовала, как чувствовала настоящую сущность других людей.
Как поняла когда-то Тёмного. — В одном доме? — Белль прищурилась, чуть сведя брови. Она привыкла к тому, что Алиса Лидделл говорит загадками и вовсе не думала воспринимать её слова буквально, и всё же — как ей нужно понять их? Изогнувшись, приподнимается правая бровь, и девушка молчит, надеясь услышать пояснения.
Она было хотела сказать, что как тут сделать вид: чужаки привязали их с Ариэль к стулу, и вряд ли поверят, если никто их не станет искать. Тем более, шкатулку они взяли неспроста. Это, конечно, с их стороны неумно было — брать вещи Румпеля без спроса, но кто знает, каких бед они натворят в Сторибруке? Да почти впору скучать по Реджине: уж лучше Злая королева, чем незнакомцы в руках с очевидно опасным артефактом. Ну, а что? Румпельштильцхен не стал бы просить безделушку, посылая русалку плыть сквозь миры.
Словом, Красавица намеревалась возражать, естественно.
Но не успела и звука издать, когда Алиса сначала велела глаза закрыть, а потом и вообще — раскрутила на месте. Что ж, у Белль всё равно определённо не было идей получше. Она и, в целом, не ждала же, что девушка предложит что-нибудь обычное, вроде рейда по городу. Аккуратно сделав шаг, Красавица почти что осторожно подняла ресницы, как будто шагала в другой мир.
Но улица осталась прежней, разумеется. — Пойдём туда, — девушка почти сорвалась с места: нельзя было терять ни минуты.

+1

7

- Конечно же в одном, – это было очень просто: если где-то что-то пропало, то где-то это что-то должно было непременно появиться. Если где-то был беспорядок, то где-то был и порядок. - Должны же они где-то жить, где-то спать, где-то пить чай… – Алиса задумалась, потому что о чае невозможно было говорить не задумавшись совсем ни о чем. - Просто это очень большой дом, туда находят дорогу только те, кто потерялся, даже если находятся совершенно в другом месте.
Весь мир можно было разделить на две части: видимый и известный, который человек хорошо знает, и невидимый и непонятный, о существовании которого человек только смутно догадывается, хотя ничего не может утверждать о нём наверняка. И может утверждать совершенно что угодно, потому что эти утверждения невозможно опровергнуть, ведь среди множества законов другой, непонятной части света, совершенно естественно может оказаться нужный, чтобы сделать любую самую нелепую и странную догадку непреложной истиной. Среди счетного множества значений всегда можно выделить подмножество, которое будет содержать точку, в которой все будет верно.
- Этот дом необычный, но ведь в обычном живут люди, которые никуда не терялись, – Алиса воспринимала любые игры с логикой, пространством и мирозданием как забавную шараду, которую просто нужно разгадать и похлопать в ладоши радуясь своей проницательности. Невозможного в мире не существовало, поэтому Тёмный никогда и ни за что не стал бы иметь дело с Лидделл, потому что любая самая продуманная сделка внезапно обернулась бы тыквой и рассыпалась как карточный домик у него в руках, когда с самым естественным видом она нашла в выход из безвыходной ситуации. Достаточно лишь подняться на одно измерение выше, и всё то, что казалось невозможным прежде, становилось лёгким как игра в мяч. - Он состоит из комнат. В каждой комнате живет человек, а иногда случается и несколько. Комнаты между собой не связаны, но иногда они встречаются в коридорах, если оказываются рядом. Иногда комнаты могут оказаться одна в другой, а иногда – в разных мирах. Вот ты представляешь, как это увлекательно жить в таком доме? – Алиса посмотрела на выбравшую направление Белль, улыбнулась и, чуть понизив голос, доверительно сообщила ей. - Я и сама в нём живу. Туда? Почему бы и нет? Пойдём, хотя мы совершенно не подготовлены в дорогу и не взяли пары сменных туфель. Если наши стопчутся, придется идти босяком.
Алиса с сожалением посмотрела на свои ноги, обутые в туфли-лодочки, и покачала головой, а потом, как будто бы только сейчас осознав, что всё ещё стоит на месте, а её приятельница уже ушла вперёд, всплеснула руками и побежала следом.
- А ты уже придумала, что подаришь им, когда найдёшь? – чудесовская девушка чуть обогнала Белль и заглянула ей в лицо, с таким интересом она ожидала ответ. Попутно сунула руки в карманы юбки и достала оттуда несколько конфет, маленький клубок ниток, пару фантиков, камешки и пуговицы. - Нельзя у человека что-то забрать и не отдать ничего взамен. Это нечестно, правда ведь? Ведь никто не хочет ничего терять, а когда теряют, то очень горько плачут и пытаются взять что-то другое, чтобы восполнить свою потерю, забирают у кого-то что-то, а потом этот кто-то забирает ещё у кого-то. Выходит, все друг у друга что-то забирают, но никто ничего не отдает. Наверное, – Алиса всегда любила похвастаться своей образованностью. Если это было уместно, разумеется, и не выглядело так, будто бы она хвастается. - У антипяток все друг другу что-то отдают, если у нас все друг у друга что-то забирают.

+2

8

Потеряв память, Белль всё равно, что в тумане плутала – в густом, непроглядном, промозглом и жутком, и речи Алисы тогда успокаивали. Да, говорит она странно и, может быть, путанно, но в словах её – самая суть: бесследно ничего не исчезает.
«Даже если находятся совершенно в другом месте,» – чудное двоемирие, удачная метафора. На месте Красавицы иной, вероятно, уже разозлился бы, но она терпеливо и вдумчиво слушает, воображая таинственный дом.
А возможно, что это – безумие, охватившее Сторибрук, и все здесь не в своём уме.
– Они не могли уйти далеко, – уверенно отзывается Белль, когда речь заходит о стоптанных туфлях. – На городе лежит заклятье: они не смогут уехать отсюда, – помедлив, девушка добавила, – Надеюсь.
У самих незнакомцев, видимо, нет магии, но зато есть коробочка Румпеля, и Белль даже не хотела представлять, что может случиться, если они её откроют. Будет глупо с их стороны, без сомнения, но Красавице не хотелось, чтобы кто-нибудь пострадал.
Она почти панически боялась крови на своих руках, пускай даже кровь была вражеской: её щедрое сердце сжималось от мысли, что придётся отнять чью-то жизнь. Белль достало бы духу убить, но тьма в сердце потом стала б мучить, душить, истязать.
Это самая крайняя мера.
– Подарить? – Переспросила Белль, удивлённо смотря на Алису. – Они забрали у меня шкатулку, и я хочу просто вернуть её, – ей показалось неправильным отдавать ещё что-то. – Она наверняка опасная, Алиса, она может их уничтожить, – серьёзно сказала девушка, продолжая идти и осматриваться. – И разве правильно что-то дарить тем, кто ворует? Они поступили нехорошо, и будь шериф Эмма здесь, она бы их наказала, но… давай просто заберём у них то, что поможет спасти Генри. Пожалуйста, – почти взмолилась Белль, отгоняя ужасные мысли о том, что может случиться в Неверленде без этой шкатулки.
– Антипяток? А кто это?
Белль ускорила шаг.

+1

9

- Близко может оказаться очень далеко, когда ты окажешься всего лишь в шаге от желаемого, а далёкое, внезапно, изогнется дугой и окажется у тебя перед носом, – Алиса помнила, как когда-то эту совершенно ясную и понятную истину увидела впервые и очень удивилась. Тогда, конечно, сложно было не удивиться, ведь рядом с ней была самая настоящая Королева и очень хотелось попасть в дом, который постоянно исчезал у неё в последний момент, оказываясь ещё дальше, чем в начале пути. И когда она остановилась, то прекрасно это поняла, ведь даже лицо с близкого расстояния не рассмотреть. Намного проще становилось и понятнее, и приятнее жить, когда не приходится прятаться за три оси и жесткие стены. - Да и уйти не могут те, кто не приходил.
Заклятие Реджины очень хорошо оберегало тех, кто попался в эту коробочку и сидел в ней без собственной памяти, городская черта подменяла реальность снова фальшью, которая в этом мире была куда более правдивой, чем правда. Но она ничего не могла сделать с теми, кто не расставался с самим собой, потому что отбирать у них было нечего, а сопоставлять им нечто новое было уже поздно. И тогда версия Белль рассыпалась под новой угрозой – незнакомцы могли уйти, убежать и уехать. И наверняка сделали это, если хотели.
- Но они же забрали эту вещь из-за того, что у них чего-то нет. Никто не забирает что-то, когда у него что-то есть. Выходит, у них чего-то нет, а если у них чего-то нет, то можно ли у них снова что-то забрать? Для этого нужно сначала что-нибудь им отдать, – сложно было ответить однозначно, лучше будет потерянной вещи у Румпельштильцхена или же у тех, у кого она находилась сейчас, потому что рассуждения на эту тему напоминали обсуждения о том, чья кошка чернее. - Эмма хорошая, но её сейчас потому и нет, наверное, что она бы поймала и наказала. Никто не приходит в Сторибрук просто так, от него все бегут, а потом оказываются здесь, как Спасительница, ведь чем активнее она сопротивлялась, тем ближе оказывалась. А эти люди сюда пришли сами. Значит, больше всего они хотели бы быть подальше отсюда, разве нет?
Мир бывает одномерным, двумерным и трехмерным, иногда кто-то вспоминает про четырёхмерность, но тоже далёк от истинного положения дел. Потому, наверное, человечество до сих пор не нашло другой разумной жизни, кроме себя – искали не там, не так. Это было как с огромным рисунком на площади, по которому все ходили и его не замечали, но стоило поняться повыше, как становилось возможным понять, что разрозненные линии ничто иное как часть чего-то целого, а один мир перетекает в другой, одно отражение является реальностью для другого и наоборот. И чтобы стоять на месте требовалось бежать в двадцать раз быстрее, чем чтобы куда-то попасть.
- Ты не знаешь про антипяток? – Алиса охнула и всплеснула руками – ей казалось, что где-то на другой стороне разбитая чашка, из которой не-пили чай собралась обратно в целую. - О, это милейшие люди! Они живут с обратной стороны и ходят на голове. Нам рассказывали это на географии, кажется, когда-то, – ей всегда нравилось делиться со своими знаниями с другими, особенно в таких щекотливых вопросах. - Может быть твои незнакомцы из антипяток? Тогда тем более им надо что-то подарить, потому что у них сначала пьешь чай из разбитой чашки, а потом его наливаешь, и чашка снова становится целой. Почти как в Зазеркалье, только я не знаю, есть ли там королевы и железная дорога. Но что-нибудь наверняка должно быть. Скажи мне, а ты считаешь шаги?

+2

10

Самое странное, что Алиса права: Белль ни единожды и сама замечала, что счастье находила там, где вовсе не ждала его найти. Чего стоит один Тёмный замок: войдя в его двери едва ли не пленницей, девушка нашла там настоящую любовь, дающуюся далеко не каждому. Да, Румпельштильцхен совсем не похож на прекрасного принца, но Красавице нужен был только он, а не кто-то другой.
Уходя с ним из отцовского замка, девушка думала, что принесла себя в жертву чудовищу, но сложилось всё совершенно иначе.
Так, как она не могла и подумать.
Но стоило признать, что сейчас всё куда прозаичнее: чужаки, проникшие в Сторибрук, вряд ли замыслили что-нибудь доброе. По крайней мере, из лучших побуждений обычно к стулу не привязывают. — На городе лежит заклятье: больше никто не проникнет сюда и не сможет уехать, — к слову сказать, когда-то Красавица и вообразить не могла, что станет использовать магию Тёмного. — Мы их обязательно разыщем, — эти слова Белль говорила, скорее, самой себе: Алиса и без того не унывала.
Что, между прочим, по-своему достойно восхищения.
Героизм принимает разные формы, и одна из них — сохранять оптимизм. Нет, руки опускать Красавица не собиралась, но спокойный голос Алисы придавал ей уверенности, пусть и, на первый взгляд, она болтала чепуху. В действительности — говорила правду, что многие стараются не замечать. — Боюсь, что им нужна была шкатулка, и теперь она у них есть, — вздохнула Белль. — Думаешь, они согласятся её обменять? — в сделках она ничего не смыслила, да и, в целом, зачем, если рядом был мистер Голд. — Может, и так. Но зачем они тогда здесь? Румпель знал, что они приедут, Алиса. Перед тем, как отправиться в Нэверленд, он сказал мне, что чужаки захотят попасть в Сторибрук. Я должна была защитить его, но я подвела всех нас. Подвела Румпельштильцхена, Генри... — Белль опустила голову. Она всегда знала, что героем быть сложно, но ей почему-то казалось, что она обязательно справится. Но пока выходило другое, к несчастью. — Эти люди связаны с тем, кто похитил его, — решительно сказала девушка, резко поднимая взгляд: она по-прежнему не собирается сдаваться.
— Если бы только Румпель сказал, кто это сделал, — Красавица привыкла, что мужчина многое скрывал от неё, потому что привык быть один. И когда речь шла о магии — Белль, в целом, ничего против не имела с тех пор, как Голд рассказал ей всю правду о сыне. Ей достаточно тайн его сердца.

Разбитая чашка — Белль невесело усмехнулась. — Алиса, ходят они точно не на голове. Иначе мы с тобой давно уже бы их догнали, — обратная сторона волновала Красавицу меньше всего. — Нет, не считаю. А нужно? Пойдём лучшее скорее: надо найти их, — рассуждать о королевах и железных дорогах сейчас было некогда. — Что мы можем им подарить? Мистеру Голду определённо не понравится, если я возьму что-нибудь в лавке, — Белль верила, что Румпельштильцхен вернётся к ней: Генри не станет его погибелью. Так не должно быть.
Да вот только бывает, к несчастью, по-разному.

+1

11

- Ты просто так думаешь, - Алиса улыбнулась и пожала плечами, потому что для неё было совсем очевидно то, что если закрыть один вход и один выход, всегда может найтись другой. Никогда не может быть однозначности во всём - однозначно существовал и находился в штате Мэн Сторибрук, но дорог было так много - их были тысячи, миллионы, миллиарды. Как звёзд. Возможно, каждая дорога была посвящена своей звезде и ей освещена, а это значит, что если кто-то думает иначе, чем Белль, то и судьба его может сложиться совсем иным образом. - Для тебя нет выхода и входа, потому что ты в это веришь. Но ведь и раньше так было, что Сторибрук был закрыт заклятьем, никто не мог въехать и уехать, но ведь въехали и уехали. Вопрос лишь в том, во что ты веришь и том, что считать за входы и выходы.
А ещё были порталы - для них не было подходящих или неподходящих мест, они открывались и закрывались, их открывали и закрывали, но им было совершенно всё равно на правила въезда и выезда, их никогда не блокировала никакая закрывающая магия. Дорог было много, счетное множество, у задачи было множество решений, но все хватались за одно единственное, самое простое и известное. Зачастую это и было верно, но когда-то всё могло обернуться иначе.
- А почему ты считаешь, что нет? Ты ведь даже не пробовала, - но делала выводы. Все возможности человека ограничивались его собственными запретами и страхами, заранее сформированным мнением, которое базировалось на жизненном опыте. И в десяти случаях из десяти работало всё, но иногда появлялся одиннадцатый, который никак не вписывался в привычную систему, но его не видели и на него не обращали внимания. - Разумеется связаны, а Генри связан с Румпельштицхеном, а ещё связан с Эммой и с Реджиной. Откуда ты знаешь то, что ты знаешь правильно? Откуда ты знаешь, что вообще есть правильно и кем эти правила установлены? - из множества вариантов можно было выбрать самые различные комбинации даже из жителей города, которые противоречили бы логике, на первый взгляд, да и на второй тоже, но которые существовали, потому что это было даже не двойное дно, а многомерное измерение, где невидимые в обычном и привычном трехмерном мире связи как по волшебству восстанавливались и становились вполне естественными. - Согласятся, если предложение будет верным. Каждый бы согласился, ведь шкатулка не их цель, а что их цель? - Алиса рассмеялась и покачала головой в ответ на слова Белль про антипяток, а для себя решила, что найдёт, обязательно потом найдёт книгу про это чудесное место и подарит его Красавице. - Глупенькая, это же они там, на той стороне земли так ходят, а чтобы попасть к нам им пришлось перевернуться и ходить как мы! А если ты не считаешь шаги, то когда узнаешь, что пора свернуть, что пора не свернуть и что пришло время для чая? И почему нужно что-то брать, чтобы что-то отдать?
У тебя ведь у самой есть множество всякой всячины в голове, а ты пытаешься им предложить вчерашнюю кашу.

+1

12

В штате Мэн есть город, где все известные сказочные персонажи заперты между двумя мирами.
Злая королева отправила сюда сказочных персонажей.
И они не помнят, кто они такие.
Жертвы могущественного проклятья.

Может быть, временами Белль и в самом деле не доставало веры, но ведь минуты слабости — они случаются у всех? А в жизни Красавицы на то имелось множество причин — в жизни с Тёмным всегда их в избытке.
Иногда только дело не в вере отнюдь — в здравом смысле. А он подсказывал, что если девушка и могла что-нибудь упустить, то Румпельштильцхен — сильно вряд ли. — Русалки могут путешествовать между мирами. Так Ариэль и попала сюда. И как только мы найдём шкатулку, она так же вернётся назад, — а незнакомцы определённо русалками не были: больше похоже, что эти люди из мира без магии. Белль не хотелось, чтобы они пострадали, но ещё меньше хотелось подвести тех, кто отправился спасать Генри.
— Я не знаю как правильно, Алиса. Никто, наверное, не знает, — подняв взгляд вверх, Белль точно на небе надеялась прочесть, как быть дальше, что делать, не послушаться ли совета чудесной девочки Страны чудес.
— В любом случае, для начала их нужно найти, — девушка пожала плечами: если незваным гостям в самом деле нужна была помощь, она, конечно же, согласна им помочь. Другое дело, что им сразу следовало бы сразу попросить, а не привязывать их с Ариэль к стулу.

А ещё девушка помнила, что сказал Тёмный: он не хотел, чтобы эти люди сюда приезжали, и значит они наверняка не мир, но войну принесли в Сторибрук. С другой стороны, Грег и Тамара ещё прежде них это сделали, когда похитили Генри.
Когда убили Бейлфайра.
Нет, ждать добра от этих людей, к сожалению, затея не лучшая.

Алиса же, тем временем, в своём репертуаре: она смеялась, говорила о вчерашней каше, поворотах и чае. Белль уже начинала задумываться, не напрасно ли позвала её с собой, раз она может нести чепуху, когда дело такое серьёзное, но... с другой стороны, девушка и в больнице несла чепуху. — Они не ходят вверх ногами, — мягко заметила Красавица, не вполне понимая, к чему сейчас этот спор. — Ну так свернём, если что-то заметим? А чай выпьем, когда отдадим шкатулку русалке, — непохоже, чтобы Алиса хотя бы сама считала шаги. — Давай посмотрим вон там, — девушка свернула на соседнюю улицу, что вела к докам. — Едва ли они сейчас пьют чай у бабушки, — вздохнула Белль, чувствуя, как ощущение собственного бессилия подкрадывается, чтобы сжать пальцы на горле.

Но сегодня не тот день, когда у неё есть право сдаваться.

0


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Дорога в прошлое » Найти стог сена в иголке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC