Нужные персонажи:
Максимус, Галахад, Пасхальный Кролик, Одиль, Герда, Ханс
jeffersonelsa

03.10.2017 - у нас осеннее обновление форума. И эта приятная обновка напоминает нам о том, что осталось два месяца до трёхлетия форума!

ПравилаF.A.Q.СюжетГостеваяВнешностиРоли (сказки)НужныеШаблон анкетыОбъявленияХронологияАльманах

Once Upon A Time: The magic of the North

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Зачарованный Лес » Ещё один с Южных островов


Ещё один с Южных островов

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://funkyimg.com/i/2t8yM.gif http://funkyimg.com/i/2t8yN.gif http://funkyimg.com/i/2t8z4.gif
Название истории:
Ещё один с Южных островов
Герои:
Вильгельм & Эльза
Время и место сказочного действа:
Эренделл, тронный зал, 30 сентября
Предисловие:
Гости постепенно начинают прибывать на свадьбу в Эренделл. Некоторые прибывают не только с подарками и пожеланиями счастья и благополучия.

+1

2

Свадьбы в среде знати всегда были большим событием и прекрасным поводом для установления новых контактов. Увы, в них меньше искреннего и возвышенного, нежели у распоследний крестьян, однако такова плата за ту власть и привилегии, которыми пользуются люди высшего сословия. Никто из членов королевского семейства Вестергорда не верили, что союз их младшего представителя – принца Ханса и королевы Эренделла заключен по большой и светлой любви, даже сама мысль была бы оскорбительной. Первые шесть братьев, опутанных цепями брачных договоренностей, никакой любви не получили и второй половине принцев не пристало бы подобное иметь, особенно Хансу, ставшему неудобным для всех Южных Островов. Ещё не потускнела память о том, как его с позором вернули на родину для суда за свои преступления, пусть сам Вильгельм и не смог толком присутствовать на устроенном братьями фарсом – ему бы сидеть за решёткой, а не примирять королевскую корону на своём челне.

Заснеженный Эренделл встретил принца Вестергорда как подобает – несколько высокородных вельмож у причала, лживые улыбки и обмены пустыми любезностями всегда были чужды Вильгельму, но без этого нельзя было обойтись. Прибудь Его Высочество затемно, его бы и не приняли в королевском дворце. Недолгий путь до резиденции королевы завершился небольшим церемониалом, после которого мужчине показали его покои – вполне достойные и оставили наедине. С небольшого балкона открывался неплохой вид на город и горных хребет, не говоря уж о ледяном осенним море. Несколько сундуков с драгоценностями и прочими подарками были подарком королевского дома Вестергорда для новобрачных, как будто кто-то на Южных Островах рад этому союзу. Нет, может местное население и радовалось за своего принца, чья репутация ещё не успела стать предметом общественного порицания, но знать негодовала – мало того, что традиционно обзаводиться женами принцы должны в порядке старшинства (дабы наиболее высокородные партии доставались наиболее близким к трону), так ещё теплился страх того, что Ханс вновь может опозорить свою родину, но теперь уже фатально – став принцем-консортом, он более не будет подвластен правосудию Вестергорда, ровно как и своих братьев. Кто урезонит прыткого принца в случае чего? Надо полагать, его будущая жена может, о способностях которой только глухой не слышал. Как ни странно, приехал Вильгельм в Эренделл вовсе не для своего младшего брата и не столько для того, чтобы представлять свою большую семью на празднике, сколько обговорить само собой разумеющейся союз, возникающий вместе с этим браком. Продолжительная война с соседями уже изрядно истощила Южные Острова и помощь столь могущественной королевы будет как нельзя кстати. Как один из трёх военачальников Вестергорда, Вильгельм был отправлен с заданием добыть военный союз и заручиться военной помощью, торговля и политическое единение интересовали принца уже на втором плане.

Ожидать аудиенции пришлось достаточно долго, и оно не странно – приготовления к предстоящей свадьбе наверняка занимают ощутимую долю времени королевы. Встречи с Хансом высокородный гость Эренделла не искал – их совместной жизни на Южных Островах ему хватило сполна, чем меньше они будут видеть друг друга тем лучшее впечатление будет у Вильгельма от этого снежного королевства. К слову, пусть сейчас и был разгар осени, непривычный холодок для жителя Южных Островов заставлял принца съеживаться и искать более тёплые одеяния. Интересно, Ханс уже привык к этому климату или ходит обогреваемый факелами?
- Ваше Величество, - Вильгельм учтиво поклонился королеве, входя в просторную залу. Пусть взгляд его был опущен, мужчина таки почувствовал, как правительница Эренделла жестом позволила ему выпрямиться и продолжить знакомство, а точнее официальное лобзания двух государств, лишь недавно бывших пустым местом друг для друга.
- Позвольте от лица королевского дома Вестергорда и всех Южных Островов принести наши поздравления по поводу свадьбы Вашего Величества и, - Вильгельм выждал небольшую паузу, состроив неоднозначную ухмылку, - принца Ханса, - надо полагать, эта пауза не ускользнула от внимания королевы и была как-то истолкована ею. Что не скажи, а полностью скрыть своё отношение к этому союзу за ширмой вежливости не смог, да и не старался особо, если честно. Выражать презрение было опасно – королева могла принять его на свой счёт и тогда плакали все надежды Вестергорда на военную помощь, а может и поплакали бы ещё и по своему военачальнику, которого и казнить могли за проявление неуважения к августейшей персоне – зато полунамёки знать любила и активно применяла.

- Позвольте преподнести вам скромный подарок в честь грядущего события, безмерно важного для обеих наших стран, - подозвав жестом лакея, Вильгельм сделал шаг в сторону, давая слуге подойти чуть ближе к ступеням помоста с троном и, преклонив колено, открыть богато украшенную драгоценными камнями шкатулку. Внутри лежало ожерелье с сапфирами, топазами и иолитами – все три драгоценных камня синего цвета добывались на Южных Островах и вполне однозначно были отобраны исходя из антуража Эренделла, ведь лёд и снег ассоциируются с этим цветом. Понравился подарок королеве или нет, носить его её никто не заставит, главное, чтобы он был по достоинству оценен и воспринят как достаточное выказывание почтения заморскими гостями.

+1

3

Списком гостей-людей занимался церемониймейстер. Ему было довольно ясно сказано, что к этому делу стоит отнестись серьёзно, не пропустив и не обидев тем самым какое-то из королевств. Далеко не все монархи могли и хотели присутствовать на очередном великосветском нудно рауте, но формальность должна была быть соблюдена безукоризненно: отправленное пригласительное письмо, скрепленное печатью с гербом Эренделла, полученный отказ с отсылкой на неотложные дела с заочным пожеланием счастья или же личное присутствие.

Сама Эльза в большей степени занималась восстановлением оборванных заклинаний во дворце и городом, который нужно было защитить и закрыть к закату от других гостей, что должны были прийти на свадьбу. Ночные гости были опаснее дневных, но внимания требовали и те, и другие без исключения. И пока благородный лорд Ричард заходился в ежедневных причитаниях о катастрофе, которая неминуема, потому как привезли плохие овощи и не выросли цветы для убранства праздничного пира, не пошита новая парадная форма для слуг, ничего не готово, а гости уже постепенно начинали съезжаться, королева готовилась к бою.

Было бы излишне самонадеянно и глупо считать, что все те духи, кто будет вынужден явиться на её зов, окажутся излишне сентиментальны и не попробую устроить если не кровавую бойню на свадьбе, то хотя бы откажут себе в удовольствии отказаться признать её власть. Жертв допустить было нельзя, а это означало, что любые попытки поднять бунт следует пресекать сразу же. Время пока было неспокойное, и хотя давно уже не действовало правило закрытых дверей во дворец, но вот выходить из города и, тем более, уходить в горы было строжайше запрещено, а физически практически невозможно из-за защитного заклинания. До того момента, пока магические твари не признают её превосходство и право отдавать приказы, люди в тёмное время суток был в опасности.

Кроме духов были ещё и люди, которые однажды утром проснулись колдунами и оборотнями, хотя всю жизнь казались самыми обычными и заурядными. Таких людей Эльза собирала теперь поближе к себе, стремясь обезопасить общество от магов-неофитов, не управляющихся со своими силами и помочь научиться себя контролировать. Работы предстояло ещё так много… Из тронного зала дворца тянулись по всем помещениям и всем улочкам города лучи заклинаний.

Иноземных гостей встречали и провожали до отведенных им покоев, докладывая королеве о каждой делегации, каждую из них требовалось принять хотя бы на пять минут и высказать благодарность за найденное для поездки время. Путь в Эренделл для всех лежал через море, а оно вот-вот могло начать гневаться из-за осенних холодов. Влиять на стихию Урсулы Эльза не решалась, морская владычица и без того могла гневаться на их род, но море пока было спокойным и безмятежным. Возможно, это был свадебный подарок богини.

О прибытии делегации с Южных островов доложили с особым рвением, не зная толком, как с ними быть: несмотря на то, что принца Ханса уже простили и приняли, в королевстве ещё помнили его братьев, которые ничем не искупили свою вину. Двойственность натуры южан внушала подозрения и опасения, тем не менее, разместили со всем полагающимся почтением, выделив покои в более тёплой части замка, но из виду не упускали. Только к вечеру Эльза смогла принять старшего брата Ханса, отчасти надеясь, что жених пообщается с родственником сам, отчасти прислушиваясь к тому, как на принца Вильгельма реагирует пропитанный магией замок.

- Добро пожаловать в Эренделл, принц Вильгельм, – тронный зал был восстановлен после всех разрушений, но от привычного ярко-цветастого вида не осталось и следа. Теперь без труда можно было увидеть кладку из черного камня, по которому змеился серебристый орнамент, стяги с гербом королевского дома заменили бесконечные гобелены пасторального содержания. Эренделл возвращался к своему первоначальному виду, но приобретал изящество, которого был лишен изначально в силу характера патриарха рода. Корона из кристаллов горного хрусталя давно заменила ту фальшивку, которую ей когда-то преподнесли на коронации. - Благодарю, – Эльза внимательно изучала ещё одного принца Вестергорда, сравнивала с известными ей представителями этой королевской семьи. И, судя по всему, согласия в этой семье не было, как и взаимоуважения. Ханс таки не успел пообщаться с братом, а старший брат, в свою очередь, хранил память о младшем не очень хорошую. Это была ошибка их родителей, но до тех пор, пока разногласия между принцами не стали угрожать Эренделлу, Эльза не собиралась вмешиваться, но холод во взаимоотношениях уловила, оставалось наблюдать дальше. Интересно, знал ли принц Вильгельм о том, что не только самый младший из братьев пытался захватить трон в её королевстве? Официальный этикет позволял ей реагировать на происходящее уделяя этому минимум внимания, сосредоточившись на изучении самого молодого мужчины. Не было нужды куда-либо спешить, когда слуги принца подавали ему шкатулку, но зато можно было решить, подарок стоить принять лично или же достаточно будет слуги. - Благодарю за столь изысканный и щедрый подарок. Надеюсь, что это станет началом дружбы между королевствами, – как бы на Южных островах не относились к этому браку, дар для королевы они постарались подобрать. Эльза успела взглянуть с высоты трона на ожерелье, после чего поднялась и сама спустилась, чтобы принять шкатулку, почти сразу же передавая её слуге, чтобы поместить среди прочих сокровищ или… - Отнесите в мои покои, – коротко приказала Эльза, после чего вернула внимание к гостю. - Надеюсь, что путь до Эренделла не слишком измотал вас? Море в это время бывает коварным. Вернулись ли домой ваши братья? Учитывая все проклятия, которые лежали на наших землях, их путь на Южные острова мог быть трудным.

+1

4

Королева самолично спустилась за тем, чтобы принять подарок королевского дома Вестергорда – такое не могло не радовать, хотя всем ясно и Вильгельму тем паче, что всё это лишь пустые церемонии, пусть и куда более теплые, чем правительница Эренделла могла себе позволить. Ещё свежа память о бесстыдных поступках Ханса, оскорбление было нанесено и никто за неё не расплатился. За попытку узурпации власти на Южных Островах принято казнить, однако, видать, это распространяется только на узурпацию власти правителя Островов, а не за границей. Пусть Ханс был и остаётся принцем, ему следовало понести хоть какое-то наказание, которое смогло бы подтвердить наличие закона и справедливости на его родине. К слову, королева выглядела сильно старше своего возраста, хоть в этом и не было ничего необычного – знатные особы всегда взрослеют быстрее, то ли гонимые бременем власти и ответственности, то ли за счёт более здоровой пищи.
- И загладит вину моего младшего брата, - увы, удержаться не вышло. Возмущение фактом этого неожиданного союза «двух сердец» давало о себе знать, хотя, как по правилам приличия, так и по изначальной миссии Вильгельму не следовало бы поднимать эту тему и вовсе вести себя так, словно это событие дальнего и забытого прошлого, если оно вообще было. Без двуличия в политике не обойтись, и принц отлично умел соответствовать этому непреложному требованию, пусть политикой никогда особо и не занимался.
- Отнюдь, Ваше Величество, путь был легким и, как ни странно, дал столь желанную передышку. Сменить походный шатёр на корабль было приятно, - и вправду полевые условия уже изрядно измотали Вильгельма настолько, что первые несколько дней принц никак не мог свыкнуться к тому, что не надо вставать рано утром для ставки командования, а вечером проверять депеши и донесения, следить за сменой вахт и поддерживать боевой дух уставших от войн солдат. Всё это бремя, доселе разделяемое тремя братьями, легло на плечи первых двух, пока третий отправился играть в дипломата и выбивать помощь, прикрываясь столь подходящим поводом.
- Увы, вестей от них мы ещё не получали, - лживо ответил Вильгельм, стараясь скрыть насмешку. Как тут не смеяться, когда сама судьба даёт шанс поквитаться ещё с тремя претендентами на трон?
- Но мы отправили несколько патрулей на их поиски. Уверен, вскоре они найдутся, - и желательно их хладные трупы. Вильгельм и двое его старших братьев первыми закричали о том, что надобно броситься на поиски потерянных принцев Южных Островов, выделив для этого собственных людей с простым приказом – найти и, при возможности, убить. Суровая правда жизни диктует свои правила и выживать должен сильнейший, а коль три принца ошиваются по чужим землям беспризорно, оставлять им шанса взойти когда-либо на престол было бы расточительно – их место глубоко в земле, как и самому младшему брату, которого спасло только последнее место в престолонаследии и выгодный союз с Эренделлом.
- Но я удивлён вестью о том, что они гостили в Эренделле. Насколько мне известно, они покинули Южные Острова совершенно для иных целей, - нисколько мужчина не был удивлён, ведь те трое были не лучше Ханса и наверняка покинули родину не для путешествий по большой земле. Неужто и они захотели попытать счастье и отобрать трон у бедной женщины? Складывается впечатление, что каждый второй и последующий принц обязан пойти да отобрать чужой титул у соседа, коль уж родная корона не светит.
- Надеюсь, они не доставили Вашему Величеству излишних хлопот, - «как их младший братец», следовало бы добавить, да некультурно. Если и эти трое успели дел наворотить, одним лишь ожерельем тут не откупишься, хотя намерение Эльзы взять в мужья принца Вестергорда, пусть и не самого достойного, говорит о том, что несмотря на любые разногласия с другими членами королевского дома Южных Островов точка невозврата не была пройдена и отношения двух государств ещё могут быть дружественными.
- Хотя, зная их, осмелюсь предположить, что хлопоты они доставили и изрядно. Если это так, я готов по первому вашему слову ходатайствовать перед своими братьями о передачи их суду, если их действия нанесли ущерб Эренделлу или его королеве, - вдруг выдал Вильгельм, решив поступиться протоколу и попытать собственное счастье – более благовидного повода для их устранения и не найти.
- Южные Острова сейчас находятся в состоянии войны и взор королевского правосудия Вестергорда сейчас направлен на ратное поле. Я был послан своими братьями как представитель королевского дома на грядущей свадьбе, помимо этого мне поручено исправить любой вред, нанесённый другими членами моего семейства и предать виновных суду, если они нарушили закон. Ситуация, которая сложилась с принцем Хансом, повториться не должна, - более приглушенным голосом подытожил Вильгельм.

+1

5

Принцу Вильгельму, как и всем, кто не был в Эренделле, было неведомо, что на самом деле происходило в королевстве, какая опасность висела не только над её землями, но и над всем миром. Потому что если бы патриарх добился своих целей здесь, то он пошел бы дальше - в этом Эльза ни капли не сомневалась и знала, что месиво из крови и снега осталось бы от многих государств, опустошив их и превратив в ледяные пустыни.

Впрочем, возможно людям было и лучше и не знать такие вещи, как до конца не осознавали произошедшее местные жители, хотя от них правду больше никто не скрывал. Те, кто привык всё прятать, почти что вымерли.
- Здесь многое произошло, принц Вильгельм, - Эльза укоризненно покачала головой. - И Ханс ответил за все свои ошибки куда строже, чем вы даже представить себе можете. Да и сам он был вынужден измениться, поэтому вам предстоит познакомиться с братом заново, - она не стала объяснять, что после того, как в человеке хотя бы один день поживёт шестисотлетний дух одного из могущественнейших из колдунов всех времен, сложно остаться прежним, если ты вообще выжил. Королева Элланор не отличалась добротой и нежностью, была не добрее своего брата и мужа, но хотела в этот раз иного, чем Эренделл, и только благодаря этому удалось разрушить проклятие, настоянное на крови убиваемых из поколения в поколение девочек-первенцев с искрой ледяной магии. Эльза вновь заняла свое место на троне. - Я рада, что морская богиня была милостива и позволила без лишних тревог добраться до нашего берега. А ваши братья действительно были здесь, - королева кивнула и, припоминая всю сцену в гроте, продолжила. - Они искали способ лишить меня магических способностей и завоевать Эренделл, - разумеется, официально они и не должны были отправляться сюда, чтобы в случае неудачи горе-принцев Южные острова могли честно (или не очень) откреститься от их поступков. - Они бежали в сторону наших соседей. Вероятно, там нашли понимание и крышу над головой в обмен на рассказы о страшной ведьме, которая их едва не убила, - Эльза едва заметно усмехнулась: она действительно была страшной ведьмой, если не тогда, то теперь точно. И, когда немного улягутся проблемы в Эренделле, она совершенно не против отправиться в Митград с дружественным визитом к клерикам, которые первыми сунули голову в пасть ледяному монстру, а теперь наивно полагали, что смогут скрыться за крепостными стенами. Пойманный охотник на монстров оказался очень говорлив после нескольких дней в подвале под чутким присмотром Одиллии, но перемежал свою речь с такими оскорбительными высказываниями, что королева была готова оскорбиться и пойти требовать за это платы. - Если мои люди, случайно, их обнаружат, то хотите ли вы их отправки на Южные Острова? Или же я могу действовать сама? - вы хотите видеть их, либо мертвые принцы лучше живых? - Я ценю сказанное вами. На долю принца Ханса выпал жребий исправлять за всех, кто мог навредить Эренделлу. Теперь же, я считаю, следует прекратить бессмысленную вражду, которая пагубно сказывается на обоих наших государствах. Однако, если же кто-то из вашей семьи попробует и теперь расчистить себе дорогу к трону Эренделла, то, - Эльза задумчиво посмотрела на стоявшего перед ней принца: он не выглядел неженкой, вряд ли упадет в обморок или сильно удивится, если она объяснит, что вторгнувшегося с обнаженным мечом на её земли обратно отправят в гробу. - Его должны ждать одинаковые последствия как на моей земле, так и на Южных Островах. Теперь это и преступление против вашей семьи.

Впрочем, на Южных Островах было так много принцев, что удивительно ещё, как они дожили до совершеннолетия.
- Давно ли идет война, что отнимает сейчас силы Вестергорда? - никто не упоминает на аудиенции вещи, о которых не собирается говорить, если он не дурак. Эльза лишь вопросом разрешила рассказать ей о проблеме, которая явно сейчас беспокоила принца с Южных Островов.

+1

6

Знакомство с братом – звучит заманчиво, как и тот факт, что этот засранец понёс причитающееся ему наказание. Как бы принцу не хотелось бы узнать подробности хотя бы для злорадства, он предпочёл улыбчиво кивнуть королеве в ответ, не разворачивая эту тему дальше. В конце-то концов Ханс вскоре станет её супругов и едва-ли Её Величество позволит себе плохо высказываться о том, кому суждено быть блюстителем её трона. К слову, о блюстителе – видимо, младший принц Вестергорда и вправду кардинально поменялся, коль Эльза решила приблизить его столь сильно – в прошлый раз подобное закончилось не лучшим образом. Впрочем, размышления о личности брата тут же улетучились, как только королева озвучила причину посещения его старших братьев Эренделла. Лицо принца переменилось, обрело оттенки нескрываемого недоумения, сменившись на едва сдерживаемую злость. Худшие опасения оправдались и Вестергорду суждено в очередной раз запятнать себя действиями недостойных отпрысков королевской семьи.
- Больно это слышать, Ваше Величество, - немногословно отозвался Вильгельм, но лишь затем дабы не высказать все свои мысли о свинстве братьев, что младшего, что других. Неужто тяга к власти в них так сильна, что они забывают об элементарных чести и достоинстве, пусть не своих – таковых у них не водятся отродясь – так о семейных, или, в крайнем случае, государственных.
- Своими действиями мои братья нанесли серьёзное оскорбление вам и вашей стране, равно как и нашей семье и нашей стране. Как принцев крови их может судить только Вестергорд. Остаётся лишь надеяться, чтобы они не встретили смерть раньше назначенного часа. Если таки боги окажутся жестоки и ваши люди найдут хладные трупы, прошу передать их тела Вестергорду, - не нужно быть искушенным в намёках человеком, чтобы понять подтекст этих слов. При свидетелях, во время официальной аудиенции Вильгельм не мог сказать прямым текстом, что будет рад их трупам больше, нежели им живым, ведь тот же статус принцев крови делает их фактически неуязвимыми для правосудия. Какое бы серьёзное обвинение не было бы выдвинуто против них, королевский суд Вестергорда не приговорит их к казни, поэтому убийство без свидетелей – самый лучший выход как для Вильгельма, так и для королевы Эрленделла.
- Все, кто хотели бы расчистить путь к вашему трону уже попробовали это сделать и потерпели крах, - с тенью улыбки ответил принц, пусть и недоговорил. Хансу таки удалось, судя по всему, и это обиднее любой пощечины. Никто более из Вестергода не попробует пробить себе дорогу к трону Эрленделла, ведь, фактически, младшему из королевской семьи это уже удалось. Пожалуй, Вильгельм избрал совершенно неправильную тактику, стараясь завоёвывать положение не подлостью и слезливым раскаяньем, а лишь ратным делом и службой своей стране и дому. Надо было устроить государственный переворот, насмешить братьев и вляпаться в очередную глупую авантюру, тогда корона уже украшала бы его кудрявую голову.
- Но, уверен, принц Ханс позаботиться о том, чтобы никто более не смел посягать на трон Эрленделла, коль Ваше Величество выказали ему такое, - Вильгельм замешкался, отведя взгляд в сторону, - почётное доверие, - глупое доверие. Никогда принц не поверит в то, что тот самый Ханс, которого он знает не один год, вдруг перековался и стал послушным псом у подножья трона, особенно если его раззадорить близостью к трону и короне. Разве пёс не станет разбрызгивать слюной, если ему показать кость, но не дать? Так и Ханс едва-ли смириться с ролью «жены» королевы Эрленделла, иначе это уже не Ханс, да и не принц Вестергарда.
- Боюсь, я давно сбился со счета. Одна война сменяется другой, если годами ранее нам сопутствовал успех, то нынче наш враг прибегает к помощи магии и обращает все наши старания в прах. Вестергорду хватает сил для сдерживания, но чаша не бездонна и без помощи извне нам едва-ли удастся долго продержаться. Будь дело в солдатах мы бы непременно взяли верх, храбрых и способных полководцев у нас в достатке, что нельзя сказать об одаренных магией, - коих совсем нет. Вильгельм выждал небольшую паузу, прежде чем продолжить.
- В Вестергорде наслышаны о невероятных способностях королевы Эрленделла и прочих жителей вашего королевства. Коль этим браком между нашими странами наступает альянс, я, от лица Вестергорда, вынужден просить о помощи в противостоянии с уже общим врагом, - просить о помощи Вильгельм никогда не любил, но за годы войны испробовал все тактические уловки, но так ничего не добился. Если не засунуть собственную гордость куда-то глубоко и не перешагнуть через неё, Вестергорд может тяжко поплатиться за недальновидность своего принца. Всё же не Южные Острова стали инициаторами этого союза, стало быть, королева понимала последствия этого династического брака и вытекающие из него обоюдные обязательства, просьба не должна выглядеть излишней.

+1

7

Раньше Эльза бы даже не заметила того факта, что принцев Вестергорда неизменно тянуло в Эренделл, или заметила бы как досадное совпадение, но теперь она видела в этом нечто другое, предопределенное прошлым, которое тянули за собой нити всех проклятий, наложенных на самих себя, её предками, всех тех, кого они потеснили, чтобы из разрозненных герцогств собрать одно сильное королевство. Сейчас она не собиралась рассказывать Вильгельму о том, что, возможно, они все родом из этих земель, а потому тянуло его братьев не абстрактное желание власти, а забытая часть истории. Возможно, когда-нибудь потом, когда она будет точно уверена в том, что это действительно так, когда она будет уверена в том, что её слова будут восприняты правильно, а не как объявление войны и насмешка. В конце концов, круг замыкался с этим браком.
- Не сомневайтесь, я позабочусь об этом, - она улыбнулась, так же предпочтя оставить не произнесенным то, о чем именно она позаботится: о том, чтобы горемычные принцы не ушли живыми от кары и со всем полагающимся уважением оказались доставлены в Вестергорд, или же о том, чтобы они предстали перед судом своих братьев, потому что она, формально, не имела права их судить. Скорее, речь шла о первом, что они оба понимали: Вильгельм ей дал молчаливое согласие на убийство, где исполнителей никто и никогда не найдет, а она преподнесет чудесный подарок Южным островам в виде сыновей, которые уже никогда и ничем не смогут опорочить свое королевство. Это был действительно самый лучший для всех вариант. - У принца Ханса нет другого выбора, - лучезарно улыбаясь ответила Эльза. У Ханса действительно не было выбора, он подписал свой приговор собственноручно, кровью на льду. А ещё она могла слышать его мысли, могла понять и почувствовать, где и когда будущий супруг решит от неё что-то утаить, если в нём вновь появится червоточина. В крайнем случае, он умрёт. - Полагаю, что он уже понял безвыходность своего положения.
А вот военные дела Южных островов теперь, волей-неволей, превращались и в её заботу. Ханс никогда не отзывался с теплотой о своей семье, но статус накладывал обязательства. Как напоминание об этом сейчас здесь находился ещё один принц Вестергорда.
- Расскажите мне о враге больше, принц Вильгельм, - движения пальцами хватило, чтобы около гостя возник стул с высокой спинкой из льда. Заморозить гостя он бы не смог, хотя непривычному человеку именно такая первая мысль и закралась бы в голову. - - Сядьте и расскажите мне больше о той магии, которую направили против вас. Не бойтесь, вы не замерзнете и не превратитесь в лёд, но рассказ, полагаю, может оказаться долгим, как и путешествие, которое вы проделали. Лучше дать отдых ногам. Впрочем, если вы голодны, мы можем прерваться на трапезу и сменить место на библиотеку, скажем, если хотите, там кресла не из льда. Либо же всё могут принести сюда.

+1

8

Вильгельм улыбчиво кивнул в ответ, посчитав, что они друг друга поняли правильно. Братья либо умрут где-то в глуши, либо попадут ему в руки, в любом случае до дома им точно не добраться, ну а если всё обернётся иначе – что ж, тогда задача немного усложнится, но не так, чтобы очень. Люди умирают, даже в собственных постелях, во сне или во время обеда, разве принцы – не люди? Слова об отсутствии выбора вызвали некоторую ухмылку у мужчины, но никакой явной реакции он не смог себе позволить – радость или досада говорили бы о многом, а говорить об этом принц не хотел. Собеседница может лишь стать союзницей, но необязательно будет ею, потому выказывать определенные эмоции и выражать что-либо помимо формальностей или недоговоренностей было бы глупо, это может быть использовано против него. Если Хансу плохо, значит Вильгельму хорошо, хотя страдать на троне, подле королевы – не такое уж и большое наказание, если быть честным.
- Перед вашей красотой, Ваше Величество, любой мужчины осознает безвыходность своего положения, - с улыбкой кивнул принц, применяя древнее оружие политика – лесть. Нет, королева то красива, но они оба понимали, что речь сейчас шла о чём-то ином. Младший королевский отпрыск Южных Островов, судя по всему, чуть ли не заложник Эренделла, по крайней мере так можно истолковать слова Эльзы. Естественно, Вильгельм не станет призывать братьев вызволять бедного родственника из «заточения», оно устроит абсолютно всех членов дома, а троих, включая Вильгельма – особенно.
Собравшись отвечать на вопрос королевы, принц наблюдал, как за спиной появляется стул. Весьма впечатляющее зрение, с непривычки, и естественно, мужчина не поспешил садить своё причинное место на глыбу льда, пока королева не уверила гостя, что он не спровоцирует холодный ожог.
- Благодарю вас, но я не голоден, однако с радостью выпил бы что-то согревающее, но не алкогольное. Боюсь, я ещё не привык к прохладе Эрленделла, - ответил принц, не убирая учтивую улыбку, после чего занял место. С удивлением он проводил пальцами по подлокотникам, не чувствуя ожидаемую мерзлоту, хотя и теплоты, естественно, этот стул не излучал. Интересный обман – лёд, который не леденит, по крайней мере пока.
- Возможно, вы знаете, что лишь недавно Южные Острова одержали трудную победу над одним из соседствующих королевств, но не успели мы оправиться, как другое королевство решило воспользоваться нашей слабостью и вероломно напало. Помимо свор солдат, тамошний король активно применяет магию, противоположную вашему дару – огненные глыбы освещают поля сражений, сжигая наших людей как крестьянин косит траву. На море, не обладая существенным флотом, он поджигает наши корабли, а моряков, спасающихся от бедствия в воде, поджаривает, превращая воду вокруг них в кипяток. Другие его последователи тоже создают нам проблем, но они меркнут на его фоне. Не будь этот пиромант так силён, его голова давно была бы насажена на копье у стен Вестергорда, - ровная, военная осанка и ноль эмоций на лице. Казалось бы, принц рассказывал о своих комбатантов и должен выражать возмущение или злость, однако эта война безусловно была в той или иной степени выгодной. Всё же на войне люди гибнут, а, как мы знаем, принцы – тоже люди. Даже если королева согласится помочь, Вильгельм обязательно толкнёт воодушевляющую речь перед своими братьями и заставит их выступить в общий поход, а там уже бросит на передовую неискушенных и будет надеяться, что хотя бы часть из них вымрет естественным образом. Затащить старших братьев на поле боя – задача сложная, но если женщина будет сражаться, разве смогут они оставаться в стороне и прятаться за высокими стенами родового гнезда? После такого ни о каком уважении речи идти не может, как и о чести.
- С вашей помощью или с помощью ваших подданных мы могли бы одолеть его и либо принудить к капитуляции, либо обратить в ледяную глыбу и выставить в этом прекрасном зале, как символ дружбы двух государств, - улыбнувшись, добавил принц.

+2

9

Лесть Эльза не любила, ради какой бы цели она не служила, но кивнула с лёгкой улыбкой на слова комплимента: если бы ей было чуточку скучнее, а чувство юмора требовало бы жертв, то она бы проверила на Вильгельме, насколько бы он действительно осознал безвыходность и примирился с ней во имя ее красоты, если бы все двери в одночасье оказались для него заперты. Но не время для подобных шуток.
- Я прикажу топить ваши покои жарче, - южане не привыкали так просто к холоду Эренделла, к нему было сложно привыкнуть до тех пор, пока этот холод не пронизывал насквозь и не забирался внутрь, как он пронизывал весь замок невидимыми нитями холодной магии, тянущимися теперь к Эльзе, наконец-то взявшей под свой контроль все происходящее в королевстве. А если не все, то в скором времени действительно должно было быть все, когда существа принесут присягу, и не останется тех, чьё сердцебиение она не сможет услышать.
Она не стала рассказывать и о том, что войны Южных островов мало ее интересовали, потому что, если забыть про все проклятия и уснувше время под льдом тётушки Ингрид, то ныне гордая и величественная королева только недавно стала покидать свои покои и бояться, что магия, которая теперь была ее другом, навредит близким. Ханс рассказывал, наверняка рассказывал на суде, когда вернулся под стражей из Эренделла. Эльза дипломатично промолчала, внимательно слушая рассказ.
Значит, существовали ещё стихийники, но кому-то повезло больше с самого начала поладить со своим даром. Возможно, оно и к лучшему, что она сама всю жизнь боялась за всех, а не превратилась в... непонятно во что. В монстра она так же успела превратиться, а потому лучше бы принцу Вильгельму не знать, что может сама молодая королева, что он прибыл в королевство, которого могло уже не быть, как не быть и Южных островов - Эренделл бы утопил в крови все страны, заморозил все живое, если бы его не остановили.
Если бы нас не остановили.
Эльза поправляет себя мысленно совершенно осознанно: народ ее любит, ее любит семья, но сама она должна быть честна перед собой и помнить, что в тот момент, когда над королевством висела полярная ночь, когда облака набухали от крови, в тот момент она тоже была, так же хотела все изменить. Только бы она не пошла дальше, она выстраивала бы целую вечность своё королевство из льда, а потом, возможно, заскучала бы и пошла к живым, забирая у них тепло.
- Я сочувствую вашим потерям, - пожалуй, что Южным островам можно было бы помочь тем, что рассказать чуть больше о магии, с которой они жили бок о бок, но не могли ей воспользоваться. - Мои люди... - и нелюди. - Еще не готовы для сражений, а сама я пока не могу покинуть королевство, но я помогу вам. Пожалуй, что травяной чай вас согреет, я попрошу подать его в библиотеку. Пойдёмте, - ответ был у них перед носом, был в самом рассказе Вильгельма, но они его не видели, как дети мира без магии. Зато Эльза знала, что маг, атаковавший Вестергорд, подписал себе смертный приговор.
Королева поднялась с трона и жестом пригласила гостя следовать за ней. Она могла бы перенести их сразу в библиотеку, но решила не делать этого - кто знает, что подумает и почувствует принц, когда превратится на несколько секунд в метель, он стул то разглядывал как диво, не стоило слишком напирать.
В череде бесконечных коридоров Эльза успела отдать несколько распоряжений, в том числе и о том, чтобы им принесли в библиотеку чай и сушёные ягоды, немного вяленного мяса и свежего хлеба.
- Что вы знаете о море, принц Вильгельм? - в библиотеке не было теплее, но здесь тёплым было освещение, пахло старыми книгами. Эльза любила это место, оно было ей подспорьем в годы юности, когда не было друзей и был только холод. Она устроилась в одном из кресел около столика, на котором стояли чернильница, подставка с несколькими наточенными перьями, гостя она жестом пригласила сесть напротив. - Что о нем рассказывают на Южных островах, что говорят моряки, не знать?

+2

10

- Премного благодарен, – кратко ответил принц на слова королевы о покоях. Впрочем, сейчас меньше всего его волновал холод в здешнем замке, более всего Вильгельм хотел услышать заветные «да, я поеду и помогу вам разбить треклятого огнелюбителя». Увы и ах, пусть в словах Её Величество не всплыл каверзный «но», суть была аналогичной – «нам очень жаль, но» и дальше принц уже даже не старался скрыть своего разочарования. Безусловно, королева была сведуща в магическом искусстве и могла что-нибудь посоветовать, однако Вильгельм со скепсисом относился к подобного рода советам, ведь все они, по своей сути, были теорией. Из умных книжек тоже можно узнать, как выиграть любую войну, на поле боя же всё не как по книжке, и даже сказы матёрых ветеранов не дадут ни грамму опыта, как и рассказы о магии. Будь у армии Южных Островов возможность хитростью взять мага – они бы это уже сделали, однако без защиты флота и без защиты солдат на этих деревянных «конях», всё напрасно. Вздохнув и отведя взгляд на мгновение в сторону, принц всё же выпрямился и добро улыбнулся, кивнув в ответ на предложение Эльзы пройти в библиотеку.
Библиотека – то место, где Вильгельм никогда подолгу не задерживался, книги его мало интересовали. Нет, он был обучен грамоте и читал столько, сколько подобает принцу, дабы не ударить в грязь лицом в кругу знатных особ, но книжным червем он никогда не был. С того дня, как ему исполнилось пятнадцать, он читал воспоминания ветеранов и пособия по тактике ведения войны словно художественную литературу, вместо трагикомедий, известных на весь мир, он мог разве что байку военную рассказать, да и курьезные случаи из той или иной войны древности.
- О море, Ваше Величество? – с удивлением переспросил принц, входя за королевой в библиотеку. Вопрос с подвохом, не иначе, но оставлять его без ответа, многозначительно уставившись на августейшую особу было бы неприлично, поэтому Вильгельм таки удовлетворил маленькую прихоть собеседницы:
- Каждый моряк даёт своё толкование и всё зависит от степени развитости их фантазии. Небылицы об огромных чудовищах, кракенах смешиваются с рассказами о китах и волнах-убийцах. Если же вы спрашиваете о природе моря, боюсь, я не учёный и ответить на этот вопрос не могу, - усевшись в кресло напротив королевы, Вильгельм выпрямился и сложил руки вместе на колене – так было теплее. Возникшая в дверях служанка поставила поднос на столешницу, после чего принц сразу же потянулся к кружке с чаем. От внезапно нахлынувшего тепла по телу пробежала дрожь, а разум наконец встряхнулся от мерзлоты, которую Вильгельм начал ощущать ещё на подступах к этому королевству.
- Не буду скрывать, неприятно было услышать о том, что вы и ваши люди в настоящий момент не готовы оказать нам помощь непосредственно на месте. Боюсь, в таком случае мои братья могут счесть это дипломатическим демаршем Эренделла и затаить обиду на ваше королевство, - если не сказать смелее, - И это может повлиять на их мнение относительно недавних событий, как и отношение к принцу Хансу и его статусу, - лишить положения принца и превратить дворянина в простолюдина – один из способов насолить неугодным. Как отнесутся к тому, что новоиспеченный супруг королевы – простолюдин, без имени и титула, да ещё и с такой неприглядной биографией? На Южных Островах отнеслись бы крайне негативно, в Эренделле может и закроют глаза, но королевств ведь не две штуки на весь мир?
- Он ведь решился на этот брачный союз без одобрения главы нашего дома, что по традициям и законам Южных Остров является достаточным основанием, чтобы лишить принца его дворянского положения, титулов и объявить вне закона. Поскольку так совпало, что самовольное желание Ханса совпало с целями Южных Остров, мои братья закрывают на это глаза, но, если в результате ощутимой отдачи от этого действа не будет, им нечего будет терять, - с тонкой, едва заметной улыбкой, проговорил Вильгельм, отпивая немного горячего чая.

+2

11

Образование принцев Южных островов было однобоко. Удивительно, насколько сильно они закрывались от магической части этого мира, как закрывался Эренделл, обреченный на это проклятьем своего основателя. От него же тянулись нити и к принцам Вестергорда, хотя они о том не подозревали: сбежавший герцог, который потерял власть над источником магической силы, не хотел более иметь ничего общего с колдовством осознав, насколько оно бывает опасным и страшным.
Эльза покачала головой в ответ на рассказ принца Вильгельма о том, что он знал о море – он не знал ничего. Возможно, народ говорил и более, ведь какие-то отголоски правды сейчас прозвучали в его словах, но в них было пренебрежение, а силы, которые могли действительно им помочь, могли их спасти, не терпели подобного отношения. И лучше бы им на большой воде не повторят громко подобного – слова могут и услышать, и тогда им стоит бояться уже не колдуна, который был смертным, а бессмертных.
Королева собиралась рассказать и дожидалась, чтобы ушла служанка, которой не стоило забивать свою головку подобными вещами, но тепло, казалось, лишило гостя не только здравомыслия, но и такта. Эльза вскинула брови, слушая оскорбительные намеки, но более её лицо ничем не выдавало недовольства. Счастье принца было в том, что она контролировала теперь свою магии, и что не была Эренделлом, который рассмеялся бы и оставил замороженную голову наглеца висеть вместе с охотничьими трофеями, но терпеть подобное она всё равно не собиралась.
- Ваши слова неуместны для гостя, – угрожать ей было смешно и глупо, а если он рассчитывал после это на помощь, то не оставалось никаких вопросов к поведению Ханса в первый приезд. Выходило, что такт и здравомыслие принцам южных островов прививает только грубая сила. - И оскорбительны. Вы можете поступать так, как знаете, но едва ли после этого у меня останется желание вам помогать, которое было до ваших слов. Лишение моего будущего супруга титула ничего не изменит, однако я, пожалуй, снова припомню, что едва ли не половина членов королевской семьи Вестергорда уже пыталось завоевать Эренделл и убить меня, законную правительницу этого королевства. Мне стоит понимать, что ваша заинтересованность в моем личном присутствии на Южных островах связана с теми же мотивами? Я бы на вашем месте крепко задумалась о том, что уместно и какие извинения вам следует принести, пока я действительно не захотела посетить ваше королевство.
Вряд ли кого-то можно было действительно напугать лишением Ханса титула принца – в Эренделле его любили уже за совершенные поступки, в других королевствах нередки были случаи, когда избранником принца или принцессы, короля или королевы оказывались люди менее знатного происхождения по крови, но благородные по духу. К тому же, Эльза всегда могла жаловать жениху титул в Эренделле, а после явиться на Южные острова и заморозить то, что кто-то не успел сжечь, после чего Ханс стал бы королём Вестергорда. Принц Вильгельм выбрал не самый лучший путь для получения желаемой им помощи, потому что следующие неосторожные слова могли привести к более серьёзным последствиям, а выбор бы остался за Хансом, у которого были сложные отношения с братьями, но которые могли бы сейчас выстроиться с чистого листа, если бы всем хватило на это ума и желания.
- Хорошо обдумайте свои следующие слова, не заставляйте меня жалеть, что приняла как друга и желала помочь вашей беде.

+2

12

Резкая смена риторики разговора вызвала тонкую улыбку на лице принца. Это было ожидаемо, хотя королева уж больно близко к сердцу восприняла угрозы своему будущему мужу, перейдя сразу на угрозы всем Южным Островам. Что это? Задетая гордыня или большая любовь к никчёмному Хансу? Если второе, тогда брата можно поздравить с такой искренней и безграничной симпатией, ради которой Её Величество готова чуть ли не войну развязать.
- Ваше Величество, - с улыбкой ответил Вильгельм, поёрзав в кресле, - Есть два вида союзников – одни льстят и врут в лицо, стараясь говорить только то, что от них хотят услышать, держа за спиной кинжал, другие предпочитают говорить правду, какой она не была бы. Мои слова не призваны вас напугать, и я – не король Южных Островов, чтобы какие-либо мои угрозы я мог воплотить. Моя задача, как посредника в политическом диалоге между вами и моей страной, заранее дать вам чёткую картину и обозначить ту или иную реакцию. Вы считаете это оскорбительным? Было бы лучше, если бы я вам врал сейчас, дабы завтра вы получили совершенно противоречащую моим словам реакцию Южных Островов? – непродолжительная пауза, которой принц воспользовался, чтобы отложить в сторону чашку с чаем. Несмотря на то, что разговор чуть ли не грозился обернуться в конфликт, страха Вильгельм не испытывал – таких, как он, учат умирать ещё с пелёнок, а на полях сражений и вовсе каждый умирает дюжину раз, пусть и не физически. Отведя на время взгляд в сторону, мужчина старался подобрать нужные слова, дабы не задеть мыльный пузырь под названием гордыня, при этом выразив свою мысль максимально доходчиво.
- На вашем присутствии я вынужден настаивать вовсе не потому что мы якобы хотим захватить ваш трон. Поверьте, будь таковой позиция старших братьев и самого короля, мы бы не вели сейчас эту беседу, а действия тех, кто покушались на вас и ваше королевство мы и без того осуждаем. Совет – бесспорно полезная вещь, и я допускаю, что благодаря ему мы можем одержать победу над нашим противником, однако эта победа будет принадлежать одному из моих братьев, не вам. Спустя время встанет вопрос целесообразности союза с вашим королевством, ведь окромя взбешенного мага больше расширяться нашему королевству некуда, а благодаря браку Ханса мы получим какие-никакие, но права на ваш трон. К тому же, не забывайте, что законы наследования на Южных Островах сделаны таким образом, что Ханс и ваш будущий сын могут в одно время занять трон нашего королевства, а это жуть как не устроит моих братьев, особенно если они увидят такую пассивность от супруги вероятного короля. Вы не задавались вопросом, почему ни один из королей Южных Островов так и не смог закрепить передачу власти от отца к сыну? – Вильгельм немного поёрзал, - Ни у одного из них не было существенной личной поддержки из-за границы, а внутри королевства сторонников существующей системы предостаточно. Ханс или его сын могут стать одновременно королями двух королевств и при помощи Эренделла попробовать закрепиться во власти и передать её своим потомками, и это следует учитывать. Мы готовы пойти на подобный риск, только если вы, как будущая супруга Ханса, будете публично выражать единение с нашим королевством, а личное присутствие на поле боя – это не столько военная польза, сколько политическая. Если вы планируете когда-то стать королевой Южных Островов или увидеть таковым вашего сына, вам следует подготовить почву для этого и сделать так, чтобы подданные нашего королевства не воспринимали вас как что-то чужое. Впрочем, есть и другой выход – если вас неинтересно всё это и подобных планов нет, а времени и сил на Южные Острова в дефиците, предложите Хансу отказаться от любых притязаний на Южные Острова за себя и всех своих возможных потомков, и тогда мы расстанемся как добрые друзья и никаких требований с нашей стороны более не поступят, - как и со стороны Эренделла никто не станет принимать аналогичные требования. Союз – дело хорошее, пока он отрабатывает себя, а иначе это ничем не отличается от долговой кабалы.
- И прошу, Ваше Величество, не переходите на столь агрессивный тон. На Южных Островах у вас нет врагов, кроме тех, которых вы уже знаете, зачем создавать себе новых? Не понимаю, где вы углядели угрозу вам или вашему королевству, речь шла о члене моей семьи, а женившись на вас, он таковым не перестанет быть, - спокойный тон был призван умерить пыл королевы, которая, вероятно в силу юности уж больно опрометчиво отреагировала на типичную политическую игру.

+1

13

- Возможно, что на Южных островах это называется дипломатией, - Эльза удивлялась тому, как много общего в принцах Вестергордах. Первое посещение Эренделла для каждого из них оказывалось тяжёлым и болезненным, потому что они приходили со всем грузом своих привычек и претензий на то, чего у них не было, не пытаясь считаться с другими. И хотя принц Вильгельм был, кажется, довольно искренне расстроен поведением своих братьев в её королевстве, сам при этом не замечал, как неуместны его слова, как глупо пытаться говорить с позиции силы там, где её нет. Как странно угрожать, называя это любыми другими словами, тому, кто не одной природы с ними. - В Эренделле это называется иначе. В моем королевстве навязывание своего мнения, вопреки традициям и здравому смыслу, считается невежливым. Поэтому было бы лучше, если бы вас сопровождал человек, сведущий в дипломатии и обычаях королевства, у которого, я позволю себе напомнить, вы прибыли просить помощи. Или же на Южных островах считается естественным так настоятельно требовать явления на свою войну правителя другого государства?
Королева усмехнулась - это амбициозность очень напоминала ту, которая была у Ханса, только нравилась ей уже в разы меньше, потому что принимала странный вид граничащий с помешательством.
Возможно, что принц Вильгельм слишком устал, не был готов именно сейчас к беседе, потому что беседовать и слушать, судя по всему, он не хотел. Он заявлял требования, на которые не имел прав, пытался угрожать, но... Это было странной позицией с его стороны. И если же война с огненным магом была им не придумала, имела место быть, то он был ещё и отчаянный болван, который личные амбиции поставил выше жизней своего народа.
Речи о том, чтобы покинуть Эренделл и быть не могло - бросить едва-едва встававшее на ноги королевство... А ради чего? Ради кого? Ради тех, кто не хотел совета и не понимал его ценность. Возможно, её мог бы упросить Ханс за Южные острова и своего неразумного брата, но и это было маловероятно - как бы ей не стало жаль родину своего суженного, её место было здесь, а благо собственного королевства всегда стояло выше, чем любого другого.
- Слуга проводит вас, принц Вильгельм, до покоев. Вы отдохнете и покинете Эренделл, - Эльза поднялась, показывая тем самым, что разговор зашёл в тупик и продолжен быть не может. Не в таком тоне, не после высказанных угроз. - Желаю вам удачи.
Если вы будете более смирены и научитесь слушать и принимать дары, то, возможно, у вас есть шансы спасти свое королевство. Я буду надеяться, что пелена спадет с ваших глаз и гордыня позволит вам смотреть яснее и спокойнее на этот мир. Но это всё, что я могу сказать и что могу вам пожелать. Прощайте, принц Вильгельм.

Помощь получают те, кто в ней нуждается, а не те, кто её требует и пытается выторговать угрозами. Слова об отречении от трона Южных островов были смешны - это странное южное королевство всё больше и больше поражало Эльзу, будто бы оно было из другого мира, настолько оно было странным даже по меркам Зачарованного леса.
На них и правда лежало проклятье, но снимать было его не ей.

+1

14

- В ваших словах дипломатия оборачивается в порок. Не упрекайте меня в угрозах, Ваше Величество, я не вправе угрожать и не я буду исполнять всё в жизнь. Вы предложили помощь советом, я же ответил вам, что награда за эту помощь будет не той, какую можно было бы ожидать. Воспринимать мои предостережения за угрозу, а не воспользоваться ими, - глупо? - Недальновидно, - обвинять посла в том, что "правительство" сочтёт предложенный вариант неудовлетворительным, да ещё и выставлять его за двери? Кажется, Вильгельм переоценил значимость союза для королевы. Если ей и её королевству союз с другим королевством в тягость, стало быть, дела идут достаточно хорошо, чтобы не нуждаться в друзьях, а из этого можно сделать вывод, что Эльза лукавит, утверждая, что не может оказать достаточной поддержке своим новоявленным союзникам. Союз, фундамент которого изначально гнилой, хороших плодов принести не может, да и будет он явно недолговечным. Стоит ли обременять себя обязательствами, когда всё так изначально плохо?
- Настоятельно требовать может кто угодно от кого угодно, вы вольны отказаться и настоять на своём. В отличие от вас, я - не монарх и не могу угрожать от лица всех моих братьев, я - посол, и как посол заинтересован в том, чтобы достигнутые соглашения удовлетворили как вас, так и моих братьев. К тому же, как будущий деверь, я заинтересован в том, чтобы наши дома были дружны и отношения между ними когда-то в будущем стали семейными, а не чисто межгосударственными. Да и, если говорить откровенно, представьте ситуацию наоборот. Ваше королевство ведёт долгую борьбу с другим государством, чья стезя не в магии и колдовстве, а в мощной военной машине. Вы обращаетесь к нам за помощью, зная, что у нас отличные военачальники и обученные солдаты, в ответ же мы дадим вам совет, как одолеть врага, не предоставив для этого ни одного солдата, - взгляд Вильгельма был отчасти осуждающим, ведь, по сути, так оно и было, если обменяться местами, - Может я не так хорошо понимаю магию и её сущность, но за годы войн и столкновений с ней усвоил, что против магии более всего действенна другая магия. Я вынужден был настаивать на вашем присутствии не потому что вы королева, а потому что вы наделены тем даром, что нам необходим. Будь этим даром наделен ваш уборщик, мы бы его донимали просьбами, статус здесь совершенно безразличен. Предложи вы кого-то из своих людей, наделенного магией, которые сможет, руководствуясь вашим советом, оказать нам существенную помощь, я бы и слова не сказал против. Если ваш совет не предполагает взятие какой-либо крепости, тогда он нам не поможет, а принимать помощь даже в виде совета, обманывая ожидания о расплате - не в моих правилах, Ваше Величество, - встав вслед за королевой со своего места, принц с интересом поглядел на слугу, на которого Эльза указала. Интересная дипломатия на материке практикуется, ничего не скажешь, но всяко лучше, чем у варваров. Хоть не обезглавили и на том спасибо, глядишь лет через сто доберутся и до более совершенных методов ведения дел, не предполагающих обрубание концов при первом же недопонимании. Говорить такое Вильгельм, разумеется, не стал, ведь несмотря на нелестные слова девушки, сам он не углядел в своих словах что-либо оскорбительное, да и сам был оскорблен такими беспочвенными обвинениями в свой адрес.
- Воля ваша, Ваше Величество. Благодарю за уделенное время и надеюсь, что спустя какое-то время вы передумаете. Ежели нет, желаю вам и моему брату счастливой семейной жизни, а вашему королевству не знать недостатка в союзниках. Прощайте, - кивнув улыбчиво, Вильгельм последовал вслед за слугой.

0


Вы здесь » Once Upon A Time: The magic of the North » Зачарованный Лес » Ещё один с Южных островов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC